Какие банки под санкциями

Сша впервые ввели санкции против российского банка из-за венесуэлы :: финансы :: рбк

Какие банки под санкциями

В чем заключаются претензии США

Санкции против Еврофинанс Моснарбанка были введены за «материальную поддержку, спонсирование или обеспечение финансированием» венесуэльской государственной нефтекомпании PDVSA.

«Это решение показывает, что США примут меры против иностранных финансовых институтов, которые поддерживают нелегитимный режим Мадуро и способствуют экономическому коллапсу и гуманитарному кризису, поразившему народ Венесуэлы», — приводятся в релизе слова министра финансов США Стивена Мнучина.

В казначействе отметили, что пока крупнейшие американские и европейские финансовые институты «разрывали связи с нелегитимным режимом Мадуро из-за серьезного риска, сопровождающего все сделки с Венесуэлой, активы «Еврофинанса» росли, а банк продолжал поддерживать свои существенные отношения с режимом».

Минфин США называет «Еврофинанс» главной международной финансовой организацией, которая поддерживала запуск венесуэльской криптовалюты Petro.

«Ранние инвесторы в Petro были приглашены к покупке криптовалюты путем перечисления средств на счета венесуэльского правительства в «Еврофинансе», — сообщили в казначействе.

Associated Press сообщало о том, что «Еврофинанс» — единственный банк, работающий с Petro, еще в мае 2018 года. В самом банке называли это сообщение ошибочным и не соответствующим действительности.

В чем исключительность этого случая

Еврофинанс Моснарбанк с августа 2014 года находится под секторальными санкциями из-за Украины, хотя и не был внесен в соответствующий список.

Банк попадает под секторальные ограничения США (ему запрещено привлекать долговое финансирование сроком более чем на 14 дней, а также акционерное финансирование), поскольку он более чем на 50% принадлежит ВТБ и Газпромбанку — банкам из секторального списка. «Еврофинанс» подтверждал в отчете за 2016 год, что находится под секторальными санкциями.

Таким образом, это прецедент: компания, находящаяся под «российскими» секторальными санкциями, впервые внесена в более жесткий список — SDN, причем по другой страновой программе. Кроме того, «Еврофинанс» — это первый из российских институтов, который был внесен в список SDN по венесуэльской санкционной программе.

В среду, 6 марта, международное рейтинговое агентство Moody's со штаб-квартирой в США отозвало все рейтинги «Еврофинанса», объяснив это «собственными деловыми причинами». В «Еврофинансе» РБК говорили, что решили расторгнуть договор с Moody's по собственной инициативе.

До отзыва долгосрочный рейтинг «Еврофинанса» был на уровне B1, краткосрочный по валютным депозитам — Not Prime. На момент решения об отзыве долгосрочные рейтинги банка имели позитивный прогноз, сообщали в Moody's.

«Еврофинанс» также рейтингует Fitch Ratings: последнее действие по «Еврофинансу» Fitch совершал в мае 2018 года, сохранив рейтинг банка на уровне B+.

Теперь все американские компании должны разорвать деловые отношения с «Еврофинансом». Банк до сегодняшнего дня поддерживал операции с международными банковскими картами, включая американские системы Visa и Mastercard.

ВТБ и Газпромбанк вели переговоры о продаже своих пакетов в «Еврофинансе», писал РБК со ссылкой на источники в ноябре 2018 года. Позднее глава ВТБ Андрей Костин подтвердил, что банк хочет продать «Еврофинанс».

В феврале, после обострения ситуации в Венесуэле, Костин замечал, что ВТБ продолжит «попытки» продать банк частным инвесторам, когда ситуация в Боливарианской Республике нормализуется. «Банк в принципе хороший, нормальный, никаких санкций он не нарушает, американских даже новых», — говорил Костин.

Теперь Газпромбанк и ВТБ могут испытать дополнительные затруднения при продаже доли в «Еврофинансе».

«Газпромбанк уже дистанцировался от режима Мадуро, и я думаю, что они [акционеры «Еврофинанса»] будут держаться подальше от банка, чтобы не иметь проблем с США по поводу Венесуэлы», — сказал РБК бывший старший советник OFAC Брайан О'Тул. В феврале агентство Reuters сообщало, что Газпромбанк решил заморозить счета PDVSA из-за опасений американских санкций.

История совместного банка

Венесуэльский госфонд зашел в капитал банка «Еврофинанс» после подписания в 2011 году соглашения между Россией и Венесуэлой. Предполагалось, что он станет банком развития для финансирования совместных проектов, но этого не произошло. У «Еврофинанса» есть представительство в Венесуэле, которое продолжает функционировать.

В последней годовой отчетности банка — за 2017 год — говорилось, что «Еврофинанс» работает с крупными государственными и частными венесуэльскими компаниями и продолжает работать с нефтяными российско-венесуэльскими предприятиями.

Основная деятельность банка — обеспечение взаиморасчетов венесуэльских клиентов с их контрагентами, включая обслуживание поставок в рамках внешнеэкономической деятельности.

Например, «Еврофинанс» выступал обслуживающим банком по поставкам российских сельскохозяйственных продуктов в Венесуэлу.

В октябре Bloomberg писал, что венесуэльские власти советуют местному бизнесу проводить международные транзакции именно через «Еврофинанс», который занимается в том числе обменом боливаров на евро, юани и другие валюты.

В промежуточных балансовых отчетах банка напрямую за нерезидентами закреплено только 5 млрд руб. активов из 62 млрд руб., но в обязательствах доля иностранцев выше и составляет около 24 млрд руб. (15 млрд руб. текущих средств юрлиц и 9 млрд руб. привлеченных от нерезидентов межбанковских кредитов, в основном на срок до 30 дней).

Согласно балансовой отчетности банка, на 1 февраля из 61,7 млрд руб. его активов 19,9 млрд руб. приходится на активы в иностранной валюте. Но, скорее всего, это не долларовые активы, поскольку ранее венесуэльские компании, такие как PDVSA, ушли от расчетов в долларах в связи с действующими и ожидаемыми американскими санкциями.

Авторы: Павел Казарновский, Иван Ткачёв

Источник: https://www.rbc.ru/finances/11/03/2019/5c7fc7af9a7947533962a981

Сжалились: кому США смягчили санкции

Какие банки под санкциями

Сенаторы США смягчили потенциальные санкции против российских госбанков, следует из обновленной версии законопроекта «О защите американской безопасности от агрессии Кремля» (DASKA), внесенной 13 февраля в конгресс США. Об этом сообщает РБК со ссылкой на текст законопроекта.

Из пункта о санкциях против госбанков удален список конкретных банков, в котором фигурировали ВТБ, Сбербанк и еще шесть финучреждений. Согласно новой версии документа, определить список банков для введения санкций должен президент США.

Прошлая версия DASKA обязывала наказывать российские госбанки за факт того, что они являются государственными, в то время как версия от 13 февраля называет условие введения санкций — президент заблокирует активы и операции только тех российских фининститутов, которые способствовали «вмешательству правительства РФ в демократический процесс или выборы» в других странах.

Новые ограничения

Кроме банковской сферы, новый санкционный законопроект DASKA 2019 ограничивает российский энергетический сектор и инвестиции в российский госдолг. Возможны и санкции против судостроительного сектора.

Сенаторы предлагают обязать президента США ввести санкции против лиц за преднамеренные инвестиции в российские объекты по экспорту сжиженного природного газа (СПГ), расположенные за пределами России.

Чтобы подпадать под санкции, инвестиция должна «прямо и значительно способствовать строительству Российской Федерацией объектов по экспорту СПГ за пределами РФ» и превышать $1 млн.

Как и в первой версии, сохраняется предложение наложить запрет на инвестиции в любые энергетические проекты, подконтрольные российскому правительству, стоимостью свыше $250 млн.

По-прежнему предлагаются санкции против лиц, инвестирующих в проекты разработки нефтяных месторождений в России.

Они должны быть дороже $1 млн или иметь рыночную стоимость не менее $5 млн в течение года после старта проекта.

Новый законопроект DASKA также прописывает потенциальные санкции, аналогичные блокирующим санкциям SDN (Special Designated Nationals), против всех компаний, работающих в судостроительном секторе России. Согласно документу, если Москва нарушит свободу судоходства судов в Керченском проливе или где-либо еще, такие санкции будут вводиться по решению госсекретаря США.

Проект также ужесточает сроки введения санкций против новых выпусков российских гособлигаций. Если в предыдущей версии президенту давалось 90 дней после принятия закона на введение санкций, а сам запрет вводился еще через полгода, то в новой в версии эти сроки сократились до 60 и 90 дней соответственно.

Фсб и киберсектор

Всего США намерены ввести две группы ограничительных мер. Первая — ответ на предполагаемое вмешательство России в выборы в других странах. Это не только российские топливные проекты вне РФ, российские банки и суверенный долг, но и киберсектор.

Санкции могут вводиться против любого физического или юридического лица, которое проводит существенные транзакции с «лицами, способными осуществлять или поддерживать киберпреступления».

Ограничения могут быть также введены против политиков и бизнесменов, которые «прямо или косвенно содействуют незаконной и коррупционной деятельности в интересах Владимира Путина». В законопроекте нет деталей о том, как будут составляться списки этих людей.

Второй пакет санкций вводится как ответная мера на инцидент в Керченском проливе. Это ограничения против 24 сотрудников ФСБ, которых США считают виновными в агрессии по отношению к украинским морякам.

Новые санкции будут жестче всех тех, что вводились ранее, отмечают авторы законопроекта демократы Боб Менендес, Бен Кардин и Джинн Шейхин и республиканцы Линдси Грэм и Кори Гарднер. Первую законодательную инициативу, опубликованную в августе 2018 году, назвали проектом «санкций из ада» (bill from hell).

«Санкций не боимся»

Российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что готовящиеся антироссийские санкции существенно затруднят развитие страны, однако сильно ей не навредят.

«Санкций мы, конечно, не боимся. Но и не должно быть и другого подхода, типа: «Это все ерунда!» Такой, знаете, шапкозакидательский подход», — сказал Медведев.

Вместе с тем, выступая в ходе инвестиционного форума в Сочи, премьер-министр признал, что российская экономика по-прежнему страдает от неблагоприятных факторов, включая санкции. По его словам, постоянные угрозы расширения санкций провоцируют отток капитала.

Надеяться на улучшение отношений России и США или устойчивую ремиссию болезни русофобии не приходится, заявил ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. По его словам,

санкции — это «рэкетирские нападки США» и «попытка нечестными мерами, нечестной конкуренцией вытеснить конкурентные российские компании с рынка и расчистить таким образом место там для американского бизнеса и американской продукции».

Экономика России давно живет под санкциями и научилась сохранять макроэкономическую стабильность в условиях этих ограничений, добавил Песков.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/02/15/12185749.shtml

Что означает итоговая формулировка про банки в опубликованном законопроекте о санкциях?

Какие банки под санкциями

Ранее сообщалось, что речь может идти о конкретных госбанках. Сенаторы предлагают ввести ограничительные меры против тех кредитных учреждений, которые «способствуют вмешательству в выборы в зарубежных государствах»

Конгресс США. Alex Edelman\Zuma\TASS

Обновлено в 16:54

Опубликован обновленный законопроект о санкциях против России. Его ключевые положения были известны еще в середине февраля, но сейчас он официально представлен Конгрессом США.

Новая версия санкций — ужесточение проекта закона, подготовленного Линдси Грэмом и Робертом Менендесом в августе прошлого года, который в итоге не прошел через Конгресс. Документ, в частности, предполагает запрет на сделки с новым суверенным долгом России сроком более 14 дней и санкции за инвестиции в СПГ-проекты.

Также сенаторы предлагают ввести санкции против российских банков, которые «способствуют вмешательству в выборы в зарубежных государствах».

Изначально появлялись утечки, согласно которым речь идет о конкретных госбанках, но в законопроекте их нет: сенаторы смягчили потенциальные ограничительные меры еще в середине февраля.

Есть ли что-то новое в опубликованном документе и что означает итоговая формулировка про банки? Об этом Business FM поговорила с экспертом по международным отношениям Михаилом Троицким:

— Ничего особенно нового пока нет. Пока новых рисков не возникло.

— Но мое внимание привлекла именно формулировка про банки, которые способствуют вмешательству в выборы в зарубежных государствах. Это вообще про кого?

— Это предлагается решить президенту США, в данном случае Дональду Трампу. Конгресс только дает ему такую возможность, именно президент, его администрация должны выпустить заключение о том, что некоторые банки — государственные или частные — способствуют вмешательству в выборы где бы то ни было.

На сегодняшний день, я думаю, у Дональда Трампа нет никакого желания вводить санкции против российских банков. Тем более крупных банков с множеством вкладчиков, тех, кто действительно занимается крупным ритейлом.

Другой вопрос, что ожидается в ближайшее время публикация доклада спецпрокурора Роберта Мюллера или, во всяком случае, некая утечка о его выводах. И вот если там будут поименованы некоторые банки, то, наверное, президент США окажется под давлением, и, может быть, ему придется ввести какие-то санкции.

Вот если Роберт Мюллер назовет некоторые банки, то, может быть, из них те, которые помельче, могут оказаться под угрозой.

Я не думаю, что последствия будут страшные, помимо давления на российский рынок ценных бумаг, на рынок Forex, на некое занижение курса рубля по сравнению с тем, каким бы рубль мог быть, если бы угрозы санкций не существовало. Скорее мы увидим сохранение статус-кво, и вот рынки так пока на это реагируют».

Появились ли новые риски, в частности риск для суверенных российских бумаг? Какие банки могут оказаться в черном списке? Рассуждает президент компании «Московские партнеры», профессор ВШЭ Евгений Коган:

— Я опасался чего-то большего. Во-первых, говорилось о том, что они будут желать отключения российских банков, например, от SWIFT, или же закрытия корсчетов каких-то ведущих государственных российских банков, или еще чего-то. Всего того, что действительно могло бы быть для нас весьма неприятно, нет.

Что мы имеем? Во-первых, проблемы с новыми выпусками. Но вы знаете, по большому счету Россия уже давно так нормально не размещала на Западе, и по большому счету сегодня пока нефтяные цены высокие, для России с ее профицитом бюджета проблемы большой не стоит. Поэтому этот фактор — неприятно, но не более того.

Ожидаемый.

— Тогда про банки поговорим, потому что озадачила формулировка про санкции против российских банков, которые способствуют вмешательству в выборы зарубежных государств. Теперь, значит, нужно вводить санкции против всех банков, которые вмешиваются?

— Этим, по сути, американцы оставили себе огромную лазейку. То есть по большому счету ничего не сказали и, с другой стороны, дали себе возможность в будущем что-то сделать.

— Но потенциальная мишень — это кто? Условный Сбербанк или все-таки банк «Россия»?

— Сбербанк — вряд ли. Вводить санкции против Сбербанка — это вводить санкции против обычных российских граждан. Я думаю, что для американцев это последнее, что они хотят. Поэтому скорее это санкции против ВТБ, Газпромбанка, «Промсвязь», еще кого-нибудь, не важно. Это возможность, это лазейка. Висит ружье — может, выстрелит, а может, и не выстрелит. Как дядя Сэм захочет.

В Кремле новые санкционные шаги Вашингтона ранее назвали «оголтелой русофобией», которая не основана на экспертных данных.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Источник: https://www.bfm.ru/news/408016

Еще один удар по рублю

Какие банки под санкциями
коллаж Banki.ru

26 августа вступают в силу очередные санкции США против России. Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что российская экономика уже успешно адаптировалась к санкциям и они ей больше не страшны.

Однако у валютного рынка было другое мнение: курсы доллара и евро за первую половину августа прибавили более чем по 2 рубля.

Кому верить: рынку или министру? Насколько страшны новые санкции и во сколько они обойдутся россиянам? И где в конце года окажется рубль?

Что на этот раз?

Итак, 26 августа вступает в силу второй пакет санкций США против России в рамках дела Скрипалей. Поводом для их введения назвали то, что Москва не предоставила гарантий, требуемых американским законом «О контроле за химическим и биологическим оружием». Первый пакет вступил в силу годом ранее — 27 августа 2018 года. Давайте проясним, в чем суть новых санкций.

«В рамках этих ограничений предполагается запрет американским банкам выдавать любые займы и кредиты правительству РФ, причем под термином «правительство» в документах подразумевается как орган исполнительной власти, так и любые подразделения, ведомства и юридические лица, подконтрольные или выступающие от имени правительства РФ, а также препятствование выдаче или продлению любых займов, финансовой или технической помощи РФ со стороны международных финансовых институтов», — перечисляет руководитель корпоративно-правового блока, советник президента Европейской юридической службы Владимир Анников.

Под «суверенным долгом», на который теперь будут наложены санкции, американские финансовые власти имеют в виду инструменты, номинированные не в рублях. Итак, под ограничения подпадают:

  • облигации Банка России, Федерального казначейства РФ и любых других агентств и организаций, связанных с ними, при допустимом сроке погашения обязательств свыше 14 дней;
  • новые валютные свопы с участием ЦБ РФ, ФНБ, Федерального казначейства и любых других агентств и организаций, связанных с ними (не более 14 дней);
  • любые другие финансовые инструменты со сроком погашения более 14 дней, которые будут отнесены к суверенному долгу РФ решением президента США.

Интересно, что под санкции не попали облигации федерального займа (ОФЗ), номинированные в рублях. Притом что иностранные фонды зачастую вкладывают деньги именно в них.

Сколько именно потеряет Россия? Назвать точную сумму сейчас не получится, ведь ограничения будут касаться новых размещений, но, учитывая статистику прошлых заимствований, можно сделать некоторые предположения.

На первый взгляд, потери невелики..

«Под санкции попадают новые выпуски ОФЗ, номинированные не в рублях. Этот тип облигаций выпускается не регулярно, не каждый год, их объем составляет 1,5—3 миллиарда долларов, — объясняет управляющий партнер Exante Алексей Кириенко. — Для сравнения: с начала этого года Минфин разместил ОФЗ на 22 миллиарда долларов, из них 4,5 миллиарда приходилось на займы в долларах и евро».

Всего же внешний государственный долг России составляет 55,6 млрд долларов. Причем только 8% этой суммы держат американские резиденты, говорит Владимир Анников. По его подсчетам, потенциальные объемы российских потерь от санкций могут составить от 400 млн до 600 млн долларов в год.

В общем объеме госдолга эта цифра кажется несущественной. Тем более что иностранные инвесторы могут приобретать рублевые ОФЗ. Что они и делают, активно и с большим удовольствием.

Достаточно посмотреть на их долю в ОФЗ: она выросла с 24,4% в ноябре 2018 года до 30,8% на 1 июля 2019 года. Причем интерес у иностранцев к российскому долгу высокий.

«При последних размещениях спрос превышал предложение на 50%, а в начале года — в разы, то есть отсутствие американцев окажется теоретически незаметным», — считает Владимир Анников.

…и мы кажемся островком стабильности

Сразу же после объявления о введении новых санкций Антон Силуанов заявил, что российская экономика показала свою устойчивость к санкциям, поэтому и в этот раз сможет быстро адаптироваться благодаря «гибкой макроэкономической конструкции и взвешенной бюджетной политике». «Относительно государственного долга и корпоративного долга, мы уверены в том, что созданная нами финансовая система позволяет удовлетворить потребности бюджета и предприятий в заемных ресурсах», — добавил он.

Посмотрим на доказательства. Внешний долг России составляет менее 15% ВВП — это весьма комфортный по международным критериям уровень. Золотовалютные резервы РФ — 520 млрд долларов, что почти на порядок больше размера внешнего госдолга. И это не все.

«Россия до минимума сократила инвестиции в американские казначейские облигации: со 100 миллиардов долларов до 14 миллиардов, — говорит ведущий аналитик QBF Олег Богданов. — Профицит бюджета позволяет правительству РФ аккумулировать значительные средства для выполнения масштабных госпрограмм. Работает бюджетное правило, которое обеспечивает финансовую стабильность при любых ценах на нефть.

Так что вполне можно согласиться с министром финансов, российская финансовая система стала устойчивой и независимой от внешних влияний».

«Силуанов прав, и финансовая система действительно несет положительные изменения, — соглашается управляющий капиталом On Capital Сергей Смит и в качестве подтверждения приводит ситуацию прошлого года. — В прошлом году цена на нефть упала с 64 долларов США до 45 — на 30%, а бюджет удалось вывести в профицит».

Казалось бы, и в правду, если в первые годы санкций были опасения в устойчивости системы, то сейчас ситуация кардинально изменилась. Но есть нюанс…

Внешний долг РФ действительно невелик, однако за последние шесть лет он вырос почти в два раза.

Отсроченная угроза

Российский внешний долг действительно невелик, однако за последние шесть лет он вырос почти в два раза.

«В 2013 году он составлял 7,5% ВВП, а в текущем году достиг 13,5% ВВП, опередив рост самого ВВП, — говорит эксперт московского отделения «Опоры России» в сфере банков и финансов Владимир Григорьев.

— Очевидно, что РФ зависит от внешних заимствований. Понятно, что государство берет деньги в долг тогда, когда не хватает собственных средств».

Поэтому, считает эксперт, любые ограничения на привлечение внешних средств будут носить болезненный характер. «Это связано не только с тем, что американские банки больше не будут принимать участие в первичном размещении долговых ценных бумаг РФ, — продолжает Владимир Григорьев.

— Весьма возможно, что ограничат свою активность в этом сегменте и ряд банков из Западной Европы и Японии.

Дело в том, что большинство крупных банков присутствуют на американском рынке, рассматривают его как один из важнейших и не желают сталкиваться с какими бы то ни было неприятностями».

Действительно, было бы странным, если бы США наложили на Россию абсолютно бессмысленные санкции. Владимир Анников перечисляет, что изменится после вступления в силу второго пакета:

  • Репутация России как эмитента: неучастие американцев влечет автоматическое сокращение числа и других инвесторов, то есть спрос на новый долг станет меньше и более рисковым.
  • Стоимость заимствования: занимать придется по более высоким ставкам, компенсируя инвестиционный риск. Причем стоимость заимствований на внешнем рынке может вырасти и для частных компаний. «Очевидно, что ни одна частная, даже очень крупная компания не может быть изолирована от экономического состояния того государства, резидентом которого она является», — дополняет Владимир Григорьев.
  • Негативное лобби в международных финансовых институтах (МВФ, Всемирный банк и т. д.).

Но самое главное, что новый раунд санкций окажет не только точечное, но и системное влияние, еще больше усиливая тот негативный эффект, который оказывает на нашу страну многолетнее санкционное противостояние.

«Усиление изоляции влечет набор негативных факторов: подавляет потенциал роста экономики России, делает рубль более волатильным, снижает инвестиционную привлекательность, а также подавляет внутреннюю активность населения, — поясняет Алексей Кириенко. — С каждым новым раундом санкций добиться прежних темпов роста становится сложнее. Новая норма — слабые темпы роста ВВП на уровне 1—2% в год по сравнению с 7% в начале нулевых».

С каждым новым раундом санкций добиться прежних темпов роста экономики становится сложнее.

Еще одна сфера, которая оказывается под ударом в результате санкций, — это прямые иностранные инвестиции.

«Санкции потенциально снижают объемы притока валюты в Россию и косвенно могут повлиять и на корпоративные размещения, — полагает управляющий партнер адвокатского бюро «Бишенов и партнеры» и член экспертного совета комитета Торгово-промышленной палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности Алим Бишенов.

— Динамика прямых иностранных инвестиций наглядно отражает настроения бизнеса. Экономика России непредсказуема. В нашей стране основной симптоматикой для иностранных инвесторов служат негативный инвестиционный климат, низкий потенциал роста, сложные политические процессы, непредсказуемые реформы и жесткие административные препоны».

Суммируя, Владимир Анников отмечает следующие возможные системные последствия очередного раунда санкций:

  • отток иностранного капитала;
  • повышение налогов и особенно неналоговых платежей;
  • рост инфляции и снижение реальной стоимости рубля;
  • падение курса национальной валюты (несмотря на ее чрезмерную недооцененность).

На последнем пункте хотелось бы остановиться подробнее. Как же повлияют на рубль новые ограничения? Падение российской валюты, которое мы наблюдаем с момента объявления санкций, остановится или продолжится? Каким будет курс по итогам года?

Кто-то с горочки спустился

«Осенью и к концу года, действительно, можно ожидать ослабления рубля, — считает Олег Богданов. — Целевые уровни к доллару США — 67—68 рублей». Но основными факторами ослабления российской валюты он называет торговую войну между США и Китаем, возможное снижение цен на нефть и покупки валюты для Минфина в рамках бюджетного правила.

Торговые войны и ожидание финансового кризиса создают на рынках повышенную волатильность. И санкции в этом случае могут значительно ухудшить положение российской валюты, сыграв в «падающего подтолкни».

«Рубль очень уязвим, — говорит Алексей Кириенко. — Беда не приходит одна, и с новой порцией санкций рубль получил также резко возросшую волатильность финансовых рынков, которая и без санкций вызвала бы падение интереса к рублю. Рубль резко вырос с начала года, но вполне может отдать эти завоевания за оставшиеся пять месяцев, вернув доллар ближе к отметке 70 рублей, а евро — к 77—80 рублям».

Надо учиться жить при санкциях

Проблема с санкциями в том, что к ним привыкают. И в России, и в США, и в остальном мире. Санкции превращаются в просто внешнюю политику США в отношении России, причем политику долгосрочную. Банки.ру уже писал о том, что санкционный режим вполне может стать новой реальностью, то есть остаться с нами навсегда, по крайней мере надолго.

В качестве примера можно привести знаменитую поправку Джексона — Вэника. Это поправка к закону о торговле США, ограничивающая торговлю с некоторыми странами.

Она была введена в 1974 году в ответ на то, что СССР препятствовал эмиграции, а отменена только в конце 2012 года, через 21 год после развала СССР, когда никаких ограничений на выезд уже давно не было: все, кто хотел, уехали, вернулись и снова уехали.

​Звездный час белорусской креветки: санкции стали прибыльным бизнесом

Россия не только адаптировалась к международным санкциям, но и научилась зарабатывать на них. Доход компаний, помогающих обойти санкции против России, исчисляется десятками миллиардов долларов.

А это значит, что нам надо разрабатывать эффективную экономику, которая будет развиваться даже в условиях постоянных санкций. Пока у нас это, к сожалению, не получается. Зато санкции стали удобным объяснением всех экономических неудач.

«У российского государства есть время подготовиться к очередным американским санкциям, которые ожидаются в конце 2020 года, если соглашаться с наиболее авторитетными экспертами по внутриполитическим вопросам США и оценивать тенденцию, однако все еще во многом не выстроена эффективная работа в рамках межведомственного взаимодействия институтов государственной власти по преодолению эффекта санкций и становлению на путь «опережающего развития», — рассуждает Владимир Анников. — В частности, в экономике недостаточно «экономической крови». Да, ЦБ снижает ставку, но на фоне снижения реальной стоимости рубля эффект не может являться положительным, очевидно, что следует использовать не только и даже не столько процентное смягчение».

А чтобы привлекать прямые иностранные инвестиции в текущих нелегких условиях, Алим Бишенов считает необходимым изменить подход к налоговой политике. «В 2018 году практика рассмотрения налоговых споров в арбитражных судах подтвердила тенденцию: из года в год доля выигрышей по искам компаний к налоговикам снижается, — отмечает эксперт.

— Представители бизнес-сообщества говорят о криминализации налоговых споров, об использовании уголовных составов по налоговым преступлениям в качестве альтернативного инструмента обеспечения налоговых поступлений в бюджет. И я четко понимаю, что проблемы налоговой безопасности теперь занимают передовые позиции.

Поэтому русского экономического чуда ждать не приходится».

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10903787

Крупнейшие российские банки прорабатывают защиту от возможных санкций — источники

Какие банки под санкциями

МОСКВА (Рейтер) – Ведущие российские банки планируют использовать взаимные корреспондентские счета для валютных расчетов на случай, если США введут новые санкции против одного или нескольких из них, сообщили Рейтер четыре источника, знакомых с процессом.

Надпись “Банкъ” на здании в центре Москвы, 23 апреля 2018 года. REUTERS/Maxim Shemetov

Схема, которую банки начали разрабатывать совместно с Министерством финансов и Центробанком в прошлом году, должна позволить выиграть время в случае, если кто-то из крупных банков окажется отрезанным от валютных операций из-за санкций, успокоить клиентов и избежать резкой остановки валютных расчетов.

В прошлом году сенаторы США предложили законопроект о санкциях, который предполагает блокировку и запрет на сделки со всеми активами в США отдельных финансовых институтов. В законопроекте были упомянуты Внешэкономбанк, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Банк Москвы, Россельхозбанк, Промсвязьбанк.

Первоначальный законопроект не вступил в силу, и недавно был предложен новый, однако в нем не упоминаются конкретные банки.

Но в условиях санкций с 2014 года, когда на страну регулярно налагаются новые ограничения, банковское общество начало разрабатывать меры, направленные на защиту от потенциального удара.

“Каждый важный банк имеет пошаговый план, что он делает в той или иной ситуации. Первый месяц расписан по дням, если не по часам”, – сказал Рейтер высокопоставленный чиновник.

Две самые большие угрозы для банковского сектора в России – это отключение от системы обмена банковскими сообщениями SWIFT и запрет на работу с валютой, которая поступает главным образом от банков США. На случай отключения от SWIFT есть система обмена финансовыми сообщениями Банка России.

Для поддержания валютных расчетов есть несколько опций, сказали источники Рейтер: высокопоставленный госбанкир, источник в зарубежном банке, высокопоставленный финансовый чиновник и источник на финансовом рынке.

ОПЦИИ

Крупнейшие российские банки, такие как Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и РСХБ, имеют валютные корреспондентские счета в ряде иностранных банков, включая Citibank и JPMorgan.

Согласно банковской отчетности, помимо долларов США у ряда банков также есть счета в китайских юанях, японских иенах или британских фунтах, а также в других валютах в различных иностранных банках.

Согласно опубликованной отчетности, ВТБ имеет корреспондентские счета в Сбербанке и ВЭБе, а РСХБ имеет счета в ВЭБе, ВТБ, Газпромбанке, Сбербанке и ряде других российских банков. У ВЭБа открыты счета в Сбербанке и Газпромбанке, Промсвязьбанк не раскрывает эти данные.

Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанк и Россельхозбанк также имеют корреспондентские счета в Центральном банке. Большая часть открытых счетов российских банков друг у друга – в российских рублях и лишь несколько – в валюте.

Если крупный российский банк будет включен в SDN list, он будет отрезан от транзакций в долларах США с внешним миром.

Чтобы продолжать проводить валютные операции, крупные российские банки готовятся использовать валютные корсчета, которые у них уже есть, или открывать новые.

“То есть, они будут эти доллары гнать внутри себя через внутренние проводки, минуя корсчет (например) в Citi”, – сказал источник в иностранном банке.

“Но все равно кто-то один из этой цепочки должен иметь корсчет в долларах в Citi или JP Morgan, им нужно будет все равно будет делать какие-то внешние платежи и (иметь) поступления, мостик должен быть”.

Еще один вариант – предоставление валюты Центральным банком “чистому банку” не под санкциями, который сможет распределять ликвидность дальше по системе.

“Если у тебя есть один какой-то банк, который не накрыли, то проблем нет: ЦБ ему может дать валютную ликвидность, а дальше он может раздавать”, – сказал высокопоставленный финансовый источник.

Третья опция – предоставление ЦБ валюты санкционному банку напрямую, однако этот вариант маловероятен из-за риска самого ЦБ попасть под санкции, сказали источники.

ВРЕМЕННОЕ РЕШЕНИЕ

Источники говорят, что все эти варианты хороши только для того, чтобы выиграть время, прежде чем будет сделан следующий шаг.

Пятый источник, бывший чиновник центрального банка, сказал, что корреспондентские счета позволят усложнить процесс отслеживания валютных переводов между банками и сделать его менее прозрачным для внешних контрагентов и регуляторов.

В случае, если клиринг валютных операций будет делать банк, а не ЦБ, у американской стороны – банка-поставщика валюты и Казначейства США – могут возникнуть вопросы относительно увеличения валютных операций.

“Это (корреспондентские валютные счета) будет временной интервал, три-четыре месяца… Не будет коллапса моментального, сравнимого с отключением электроэнергии. За это время можно найти альтернативные варианты, это позволит успокоить клиентов”, – сказал экс-сотрудник ЦБР.

Источники не сообщили, какими могут быть следующие шаги. Последний законопроект о санкциях США не имеет каких-либо жестких мер в отношении российских банков и не называет конкретных имен.

ЦБР и Сбербанк отказались от комментариев. Минфин, ВТБ, Промсвязьбанк, ВЭБ, Газпромбанк и РСХБ не ответили на запросы Рейтер.

При участии Оксаны Кобзевой, Полины Никольской, Антона Зверева, Андрея Остроуха. Редактор Екатерина Голубкова

Источник: https://ru.reuters.com/article/businessNews/idRUKCN1QV25W-ORUBS

Как теперь банковать

Какие банки под санкциями

В августе 2018 года американские конгрессмены представили законопроект об антироссийских санкциях (DASKA), в котором появился пункт об ограничениях на валютные расчеты российских банков, включая Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Принять законопроект до конца года парламентарии не успели из-за промежуточных выборов в Конгресс и перенесли дискуссии на весну этого года.

В середине февраля законопроект DASKA был обновлен. Планы ввести ограничения против банков, поддерживающих «вмешательство правительства России в демократические процедуры или выборы в других государствах», сохранились, но исчезли упоминания конкретных кредитных организаций.

Согласно новой формулировке, ограничения могут затронуть любой финансовый институт в стране, однако рынок все равно воспринял эту новость как позитивную.

Мишени для будущих санкций будет самостоятельно выбирать администрация Трампа, а значит, повышается шанс, что системообразующие банки не попадут в периметр новых ограничений.

«Только санкции по отношению к крупнейшим госбанкам реально чреваты коллапсом, все единичные ограничения против банков не из первой десятки [крупнейших банков] — это проблема, которую достаточно легко купировать», — объясняет руководитель операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка Сергей Романчук.

Вероятность того, что американцы заблокируют операции с долларом ведущих российских госбанков или отключат их от системы SWIFT, близка к нулю, считают эксперты, — Россия слишком плотно интегрирована в мировую экономику и не дотягивает до имиджа «империи зла» уровня Северной Кореи.

Ничего специфического за границей у Сбербанка или ВТБ не отнимешь, зато удар по глобальным инвесторам будет серьезный, считает профессор РЭШ Олег Шибанов.

Американских регуляторов в первую очередь интересуют банки, связанные с явной подсанкционной деятельностью, например, работающий с Венесуэлой «Еврофинанс Моснарбанк» или структуры, обслуживающие гособоронзаказ.

Тем не менее четырехлетний опыт существования в токсичной среде приучил российских банкиров готовиться к худшему.

Еще в прошлом году ключевые финансовые организации начали закупать большие объемы наличной валюты, чтобы иметь возможность расплатиться с клиентами в ситуации форс-мажора.

«По итогам прошлого года ЦБ накопил в резервах несколько десятков миллиардов долларов наличными. Крупные банки тоже закупили достаточно много валютного кэша», — говорит Романчук.

В четверг агентство Reuters сообщило о том, что банковская отрасль разработала «пошаговый план» на случай блокировки долларовых операций. Сейчас значительная часть долларовых расчетов проходит через американские банки, в которых у российских контрагентов открыты корреспондентские счета в валюте.

Санкции предполагают блокировку этих счетов и, соответственно, заморозку долларовых расчетов. Чтобы избежать резкой остановки долларовых расчетов в случае введения санкций, можно использовать валютные корсчета в других российских банках, которые позволяют проводить операции внутри страны без участия зарубежных контрагентов.

Еще одна опция — открыть долларовые корсчета в ЦБ, но в этом случае попасть под вторичные санкции рискует сам регулятор.

Если у банка есть наличные доллары, то он не обязан проводить платежи через американскую банковскую систему и может рассчитываться условными единицами внутри страны, подтверждает Шибанов.

«В России есть подсанкционные банки, которые до сих пор принимают и выдают валютные вклады».

Впрочем, отказываться от зарубежных корсчетов не очень выгодно, замечает экономист: пока долларовая ликвидность хранится в американских банках, она как вклад приносит владельцу процентные платежи.

В случае введения ограничений на долларовые операции российские банки смогут рассчитываться между собой и исполнять обязательства перед розничными клиентами в пределах запасов наличной валюты, но нормально функционировать как расчетные агенты по валюте не смогут, считает Романчук.

В частности, подсанкционные банки лишатся возможности осуществлять внешние платежи по внешнеторговым контрактам.

Можно попытаться обойти санкции через цепочку посредников, но это при условии, что они не побоятся привлечь к себе внимание финансовой разведки США. «Если один банк будет осуществлять внешние платежи за другой, подсанкционный банк, то это будет нарушением процедуры комплаенс. Вряд ли кто-нибудь на такое пойдет», — говорит Романчук.

На прошлой неделе Visa и Mastercard заблокировали карты попавшего под американские санкции «Еврофинанс Моснарбанка». Наличие Национальной системы карточных платежей (НСПК), создававшейся специально для таких случаев, не помогло — отвечающая за обработку карточных операций компания «Картстандарт» заблокировала даже внутрироссийские платежи банка из-за риска попасть под вторичные санкции.

Способ скрыть операции российских банков от внешнего взгляда все-таки есть, возражает Шибанов. Например, Иран при помощи сложных посреднических схем проводит платежи через иностранные банки. К тому же российские депутаты в прошлом году приняли законопроект, позволяющий подсанкционным банкам закрывать информацию о структуре собственности и о проводимых операциях.

Инцидент с «Еврофинанс Моснарбанком» показал, что российская финансовая система до сих пор не вполне самодостаточна и может дать сбой в критический момент.

Тем не менее достижения есть, считает Шибанов: НСПК и Система быстрых платежей (заработавшая в начале года как российский аналог SWIFT) — большой шаг вперед, который полезен для экономики даже «в мирное время».

Другой вопрос, что от серьезных санкций иранского образца эта инфраструктура не защитит. Инструментарий возможных ограничительных мер со стороны Запада огромен, говорит Романчук, спасает только то, что цели максимально навредить России ни у кого нет: «Если бы такая цель была, то никакие планы защиты здесь не помогли бы».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/16/79891-kak-teper-bankovat

ЗнатокПрав
Добавить комментарий